Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Таких, как он, больше нет

Стать в ряды ополчения – решение не из легких. Но каждый, кто его принял, имел на то полное право и уйму причин. Виталий Юрьевич Галицкий служил в рядах антрацитовского гарнизона Казачьей национальной гвардии Всевеликого войска Донского и посмертно награжден Союзом десантников России медалью «Во славу Отечества». Но он был не только воином, он был семьянином. О своем безвременно ушедшем супруге рассказала Наталья.

– Я помню его глаза. Не часто встретишь человека с таким живым, горящим взглядом. Не зря говорят: «глаза – зеркало души», он и сам был таким – полным жизни, азарта, никогда не сидел на месте с унылым видом, всегда знал, чем развлечь себя, меня и детей.
Наталья обратила внимание на интересного мужчину сразу, как только он появился на пороге магазина, в котором она работала. Взаимная симпатия быстро переросла в серьезные отношения, и пара приняла решение жить вместе. Владислав, старший сын Натальи от первого брака, нашел в лице Виталия и друга, и старшего брата, и отца. Всё, чем сложно поделиться с матерью, Влад рассказывал ему и всегда мог рассчитывать на понимание и поддержку. А когда родился Стас, Виталий ощутил себя папой в полной мере:
– Он уже был готов к отцовству и очень ждал рождения сына. Помогал мне заботиться о малыше – кормил, переодевал, вставал по ночам, несмотря на то, что работал на шахте и уставал. Много уделял времени ребенку, водил на прогулки, брал на рыбалку, приобщал к работе по хозяйству.
Мне очень нравилось в Виталии то, что он всегда к чему-то стремился, строил планы, был легким на подъем. Мне с ним было нескучно. Он всегда был разным. Может, для кого-то такая особенность характера неприемлема, но мне это нравилось, было интересно. Мы могли в любой момент собраться и пойти на пикник или просто прогуляться, между нами было доверие и понимание, все спорные моменты и конфликтные ситуации мы старались выяснить и обсудить. Нередко доходило до повышенных тонов, но в итоге мы всегда находили решение.
О детстве Виталия Наталье рассказывала его мать. Он рос без отца, Надежда Ивановна воспитывала сына самостоятельно, и нельзя сказать, что ей было легко справляться с непростым нравом маленького хулигана. В школе дрался, конфликтовал с учителями. Весь пыл и жар, бушующие в теле молодого человека, только армия смогла обуздать и направить в мирное русло.
– Виталик очень любил мать. Часто проведывал ее, помогал по дому. Я никогда не была против и поддерживала его в этом. Он в принципе был заботливым человеком. Когда пришлось за-брать к себе тещу из-за болезни – у Виталика даже вопросов не возникло. Он помогал мне ухаживать за матерью и с пониманием относился ко всему, что было с этим связано.
Не могу без улыбки вспоминать его неистовую любовь к истории. Дома до сих пор хранится коллекция исторических документальных фильмов. Виталик постоянно приносил всё новые и новые диски, а потом с упоением рассказывал мне о том, что узнал, и как его всё это поразило. Я не разделяла его одержимости, но слушала мужа, чтобы он мог удовлетворить свои восторженные порывы.
За десять лет совместной жизни наши отношения стали ярче и насыщенней. Нас не заедал быт. Мы жили, а не проживали, и совершенно не были готовы к тому, что случилось в стране.
Для Натальи события начала 2014 года разворачивались как в тумане, как что-то далекое и совершенно не имеющее к ее миру никакого отношения. Нам, людям 21 века, тогда было сложно поверить, что война – это не выдумки, и кто-то будет угрожать нам оружием. Но всё изменилось, когда этот кто-то «постучал в дверь».
– Я, честно говоря, не до конца понимала суть происходящего. Просто в голове не укладывалось: как такое могло случиться с нами и почему?! Будто у половины страны разом крыша поехала, а остальные должны подчиниться. Поначалу мы с мужем даже не вникали во все тонкости этих обстоятельств, не относились серьезно. Мы не планировали уезжать, не собирали вещи, не делали запасов, вообще об этом даже не разговаривали. Но боевые действия подбирались всё ближе, и однажды Виталик пришел с работы и сказал: «Я пойду в ополчение!» Я опешила от неожиданности: «Куда? Зачем?» Всего разговора не помню, но я его не отговаривала. Мне было понятно его решение, поэтому и поддержала мужа.
1 июля у Виталика начался очередной отпуск на шахте. Он работал проходчиком на «Княгине». В тот же день он пошел в военкомат, вернулся, собрал кое-какие вещи и ушел. Через три недели его отпустили ненадолго в увольнение. Подробностей о своей службе он не рассказывал. После того мы встретились еще один раз, и больше я его не видела.
Мыслей о том, что любимый человек может погибнуть, даже не возникло. Тогда на патриотической волне решение супруга было понятным и естественным – надо что-то делать! Виталий шел воевать за идею, за родную землю, за свою горячо любимую семью.
Держалась Наталья до последнего, отметая все тревожные настроения общества, вплоть до того, пока Красный Луч не оказался в кольце. Тогда она впервые собрала дорожную сумку – на всякий случай, но куда ехать, не знала.
– Мне было страшно за сына. По сути, я была одна с ребенком. Старший Владислав уже давно жил своей семьей, а с Виталием даже связи не было. Если нас здесь действительно оккупируют эти фашисты, что они с нами сделают? У меня даже сейчас язык с трудом поворачивается так говорить. Ведь мы жили мирно, дружно, спокойно – и тут вдруг такое. Откуда всё это взялось, что со всем этим делать?..
Виталий Галицкий погиб 16 августа 2014 года в районе совхоза «Краснолучский». Наталье сообщили об этом только через две недели, так как кругом шли бои. Как только противника отогнали подальше, сослуживцы Виталия из Антрацита привезли ужасное известие и в общих чертах рассказали, как всё произошло.
Виталий отстал от своих, так как был в госпитале, по какой причине и с каким ранением – неизвестно. А когда отправился в составе колонны вслед за сослуживцами, попал под обстрел. Виталий ехал сверху на броне, поэтому его отбросило взрывной волной, в результате чего он получил травмы, не совместимые с жизнью. Прорваться к Красному Лучу не удалось, тяжелораненого Виталия отправили обратно в Антрацит. Там, в реанимационном отделении, через сутки после случившегося он умер.
– Когда мне сообщили – земля ушла из-под ног. Три дня я вообще ничего не ела, всё время плакала. До последнего надеялась, что это ошибка, и мой Виталик скоро вернется с какого-нибудь важного задания. На этом свете меня держал только ребенок. Стасу было всего восемь лет, но он поддерживал меня, как взрослый. Так вместе мы и выжили в тот тяжелый период.
Большое спасибо друзьям Виталика, его товарищам, знакомым, одноклас-сникам. Все старались помочь и словом, и делом.
Когда через несколько месяцев я пришла в себя и, наконец, осознала происходящее, мне захотелось узнать детали гибели мужа, но, к сожалению, концов найти мне уже не удалось. Все, кто был с ним рядом и мог бы хоть что-то знать, уже либо были переведены, либо просто уехали. И сейчас я очень жалею, что не могу рассказать подробности сыну, ведь всё, что связано с папой, сейчас очень важно для него.
Похоронен Виталий Галицкий в Антраците. Семья регулярно навещает его могилу. Наталья прилагает все усилия, для того чтобы Стас гордился своим отцом, знал, каким он был, и хранил о нем добрую память:
– Внешне Станислав очень похож на папу, но характер у него намного мягче и покладистей. Он вырос добрым, ответственным и сознательным, прекрасным помощником в домашних делах. Возможно, это потому, что нам с ним больше не на кого надеяться.
О моем Виталике у меня только самые светлые и теплые воспоминания. Он любил меня, я это всегда знала, чувствовала. Мы с сыном были для него всем миром, а он – для нас. С первого взгляда мы поняли, что подходим друг другу, и со временем только убеждались в этом. Таких, как он, больше нет.

Виктория Гапонова

скачать dle 11.3
Оставить комментарий
  • Комментируют
  • Сегодня
  • Читаемое
Мы в соцсетях
  • Вконтакте