Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Миусские рубежи 43-го

Бои за Донбасс начались 29 января 1943 года. Донбасс был стратегически важной территорией. Фашисты стремились удержать его в своих руках во что бы то ни стало и делали все возможное, чтобы превратить его в хорошо укрепленный оборонительный рубеж.

Гитлер велел выжечь все…
Фашистское руководство считало (и это было действительно так), что оставить Донбасс – значит утратить важнейшие аэродромы, понести потери в продуктах питания, угле, энергетических ресурсах, сырье. По свидетельству Шпеера, на совещании, проводившемся во второй половине августа, Гитлер заявил: «Исключительно важно Донецкий бассейн и далее удерживать в наших руках, а всё, что является настоятельно необходимым в Донецкой области, уничтожить, чтобы (если при определенных условиях придется вынужденно отойти) лишить противника важных экономических позиций».
Во исполнение этого в дополнение к приказам о «выжженной земле» Гитлер направляет личное письмо Отто Прюцману (Прюцман возглавлял войска СС и полицию на Украине): «Необходимо добиться того, чтобы при отходе наших войск из районов Украины не оставалось ни одного человека, ни одной головы скота, ни одного центнера зерна, ни одного рельса. Чтобы не остались в сохранности ни один дом, ни одна шахта, которая не была бы выведена на долгие годы из строя, чтобы не осталось ни одного колодца, который бы не был отравлен. Чтобы противник действительно нашел здесь тотально выжженную землю...»

Расстановка сил летом 43-го
В феврале советские войска продвинулись на 50–150 км и вышли к реке Миус, где фронт стабилизировался до лета 1943 года.
Немецко-фашистским армиям, оборонявшимся в Донбассе, было приказано любой ценой удерживать занимаемые рубежи.
Здесь действовали 1-я танковая и заново созданная 6-я армии, командование которыми осуществляли генерал-полковник Эберхард фон Макензен и генерал-полковник Карл-Адольф Холлидт. Эти армии входили в группу армий «Юг». Они имели около 540 тысяч личного состава, 5 400 орудий и минометов, 900 танков и штурмовых орудий, около 1 100 боевых самолетов.
Ставка Верховного Главнокомандования поставила войскам Юго-Западного фронта задачу: нанести сильный удар с рубежа Изюм – Богородичное в направлении Барвенково – Павлоград – Орехов, разгромить противника и, выйдя на фронт Запорожье – Пологи, отрезать донбасской группировке пути отхода на запад. Войскам Южного фронта под командованием генерала Ф. И. Толбухина предстояло прорвать сильную оборону врага на реке Миус, во взаимодействии с войсками Юго-Западного фронта развивать наступление на южном и юго-западном направлениях и уничтожить группировку вермахта в районах Таганрога, Артемовска, Горловки, Красного Луча. В дальнейшем наступать в направлении Крыма и низовьев Днепра.
Для проведения Донбасской операции ставка выделила крупные силы. В составе двух фронтов насчитывалось 1 053 000 человек, около 21 000 орудий и минометов, 1 257 танков и самоходно-артиллерийских установок, около 1 400 боевых самолетов. Наиболее мощная группировка сосредоточивалась в полосе Юго-Западного фронта.

Немцы рыли Миус-фронт днем и ночью
Чтобы удержать донбасские рубежи, немцы создали миусский рубеж. Эти работы проводились около двух лет. По их замыслу этот рубеж должен был наглухо и навечно запереть Донбасс, отгородить его от СССР. Здесь, утверждал Гитлер, должна пройти граница третьего рейха. Миусский рубеж был выделен на особое исключительное положение и назван именем собственным «Миус-фронт».
Он тянулся по правому берегу Миуса и утыкался в Азовское море и представлял собой мощную эшелонированную в глубину оборону, состоящую из двух-трех полос. Первая из них, главная полоса, имела глубину 6–8, а на отдельных направлениях –
10–12 км. За ней следовала хорошо подготовленная в инженерном отношении вторая полоса. И, наконец, в 50–60 км западнее Северского Донца, по рекам Крынка, Мокрый Еланчик, Конка, Берда, Кальмиус, Волчья, Самара – оборонительные рубежи третьей полосы.
Неприступные высоты, скалы, обрывы правого берега Миуса поднимались над местностью. Выдвинутые самой природой Самбекские высоты господствовали над фронтом подобно сторожевым батальонам. Они имели обзор и сектора обстрела на огромном пространстве, четыре линии обозрения, связанные между собой бесконечными ходами сообщения.
Главная полоса обороны проходила по правому берегу, подступы к переднему краю прикрывались проволочными заграждениями и минными полями, а дальше – еще три оборонительных рубежа. Населенные пункты и командные высоты являлись узлами сопротивления и промежуточными оборонительными позициями. Танкоопасные направления прикрывались противотанковыми рвами, экс-карпами и другими инженерными сооружениями. Широко была развита сеть хорошо оборудованных отсечных позиций.
День и ночь немцы рыли землю. «...Мы очень много работаем. Проведена такая работа, будто мы должны остаться здесь на зиму», – писал из Донбасса старший ефрейтор Гербер Везе. «...Мы всю ночь рыли землю, – записывал в дневнике ефрейтор Иоган Кунке, – подслушал офицеров, говорили, чтобы копали и днем».
Войска, пушки, кухни, бани, радиостанции и другие службы, моторизованные обозы и повозки – все это, появившись в бесчисленности, погружалось в землю. Миус-фронт уплотнялся, в землю вдавливались, как сельди в бочку, все новые немецкие части, дополнительная техника. Действительно, это была глухая стена. Ни одного звука, ни одного ясного движения не улавливалось оттуда, лишь ощущалось, что там усиленная оборона: цепи дотов и дзотов по всему фронту и во всю глубину – пулеметные гнезда подвижной артиллерии, взаимоприкрывающие друг друга, создающие многослойный огонь. «Крабы» – кочующие глухие доты из стали с особой аппаратурой, регулирующей поступление воздуха; траншеи, вы-двинутые вперед; проволочные заграждения и минные поля, радиоуправляемые и мертвые, – всё это дьявольское нагромождение войск и техники, ввинченной в камень, называлось «Миус-фронт».
Что такое «Миус-фронт»? Что там делается? Разведчики всей линии Южного фронта неизменно доносили: «Немцы роют». В карточках неуклонно отмечалось: «Наблюдаются земляные работы». Тысячи наблюдательных пунктов вели свою напряженную работу день и ночь, выдвигались к переднему краю, поднимались в воздух, фотографировали. Записи наземного наблюдения проводились каждые 10 минут. Невидимыми путями проходили разведчики минные поля, проползали под стволами немецких укреплений.
Словно бы покинул человек эту морщинистую и каменистую местность с хмурыми очертаниями возвышенностей, тянувшихся к самому морю: не видно днем ни человека, никакого движения. Зарастали крапивой села. Но это только снаружи. А в земле, по обе стороны Миуса, та и другая стороны готовились к боям. Подвинувшиеся к фронту шоссейные дороги в три рядом идущих профиля, по морщинам балок, там, где лишь весенняя вода находила себе путь, прокладывались широкие танковые дороги – они подходили к самому Миусу, и каждый метр такой дороги искусно маскировался.
Лариса Мартыненко.
Из фондов Музея
боевой славы на реке Миус.
Продолжение
в следующем номере
скачать dle 11.3
Оставить комментарий
  • Комментируют
  • Сегодня
  • Читаемое
Мы в соцсетях
  • Вконтакте