Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Кто, если не мы?!

Краснолучане Виталий (на фото) и Максим, участники Дебальцевской операции, согласились рассказать читателям газеты о своем боевом крещении, полученном в то важное для народных республик время, солдатской взаимовыручке и надеждах на окончание войны.
До войны у каждого была счастливая мирная жизнь: Виталий работал ГРОЗом на шахте им. «Известий», Максим – составителем поездов на обогатительной фабрике ЦОФ «Яновская».
Максим жил вдвоем с отцом, когда начались известные события 2014 года, принял решение идти в ополчение. Отец поддержал выбор своего сына.
– Наблюдал за происходящим по телевизору. Надоело смотреть, как наших женщин, детей, матерей насилуют, грабят, убивают. Осознавал, что происходит, и понял, что нужно идти, – говорит Максим (позывной «Макуха»).
У Виталия семья – жена, двое детей. С самого начала мужчина говорил родным, чтобы уезжали, но они ответили, что никуда не поедут и останутся вместе в родном городе.
Однажды шахтер пришел домой с работы и сказал супруге, что пойдет воевать.
– Жена была против, не пускала меня из дома, но я выпрыгнул из окна второго этажа. Правда, не повезло, сломал ногу. Из-за перелома пришлось аж до декабря проваляться в гипсе. Но как только нога зажила, сразу записался в ополчение – это было начало января 2015 года.
Практически сразу попал в Чернухино – «на курятник» (Чернухинская птицефабрика, прим. ред.), а оттуда – в поселок Октябрьское Дебальцевского района, – рассказывает военнослужащий.
Вступив в ополчение, Виталий (позывной «Лысый») попал в 4-ю бригаду роты управления, это было управление связи. Но в то время, когда каждый человек был на счету, военнослужащие выполняли все поставленные им задачи, тогда мало разбирались, из какого ты управления и какие именно функции должен выполнять. Обучать каждого бойца на тот момент особо было некогда, поэтому практически сразу шли в бой.
В молодости мужчина служил в армии, но служба проходила в инженерно-технических войсках, по-народному – стройбате – и, по словам военнослужащего, никаких особых навыков служба ему не дала. Умел из ружья стрелять, да и только.
– Мы выезжали через Алчевск, ехали по дебальцевской трассе через Зоринск и выехали как раз на «курятник». Когда заезжали, я в шоке был – везде трупы лежали. Там стояли укропы, мы отбивали птицефабрику, потом проводили зачистку в поселке Октябрьский, – вспоминает Виталий.
Максим также попал в
4-ю бригаду, но в другое подразделение (ПВО). Молодой мужчина не служил в армии, поэтому взять в руки оружие пришлось впервые.
– Первый раз всегда страшно – передать это невозможно! Наша колонна под обстрел попала. Заехали в Чернухино, потом зачистку там проводили.
По словам бойцов, после того как артиллерия отходила, оставались разрозненные группы противника, которые прикрывали ее отход. Вот их-то и приходилось вычислять.
– Они все на бээмпэшках, танках – и технику, и людей нужно было ликвидировать, – рассказывают краснолучане.
Даже матушка-природа встала на сторону защитников родной земли. Когда ополченцы входили в Дебальцево, их путь пролегал под мостом, а на выходе – позиции противника. Этот мост постоянно со всех сторон обстреливался, но стоял такой туман, что на расстоянии вытянутой руки ничего не было видно. Казалось, сама природа охраняла наших ребят.
Когда бригада, в которой служили краснолучане, вошла в Дебальцево, обстановка была такой: вокруг города – ополченцы, внутри – ВСУ, а в самом центре – наши герои.
200–300 метров пришлось преодолевать ползком, вокруг слышались взрывы, свистели пули. Конечно, страх присутствовал, но мысли вернуться не было – было осознанное желание идти вперед.
– Со стороны Дебальцево к нам пришел проводник, который вел нас от самого «курятника». Там все было заминировано, а этот человек знал безопасный путь. Мы туда бежали (буквально), своим ходом, мимо железной дороги, посадками, – вспоминает Виталий.
– Из наших подразделений, слава богу, никто не погиб, тьфу-тьфу, ни у кого даже ни царапинки. У нас в подразделении было много пацанов опытных, служивых, которые еще в 2014 году успели повоевать.
Был один молоденький пацанчик. Он воинскую службу прошел, десантуру, разведку – подсказывал нам, рассказывал, как лучше поступить, как себя вести в такой обстановке, на что обращать внимание. Слушали его, и впоследствии очень сильно это пригодилось, – говорит мужчина.
– Особое внимание – под ноги, чтобы на растяжку не наткнуться. Очень много их там было, приходилось и самим снимать, – вспоминает Максим.
По словам бойцов, без взаимопомощи и поддержки ничего бы у них не вышло:
– Кроме наших бригад, там много других было. И казачки. Встречали друг друга как братьев, помогали, обменивались чем-то. Угостить могли – сигареты, чай, покушать что-то. Без этого никак. Солдатская дружба и взаимовыручка превыше всего.
– Были и перебежчики с той стороны. Сами приходили, бросали оружие, тряпку белую несли и переходили на нашу сторону. В основном, молодые ребята, они говорили, что не хотят воевать, а их заставляют. Ими занималось отдельное ведомство, – говорит Максим.
– Наемникам давали отходить, уйти из котла, а солдат срочников там бросали, они-то и шли к нам. Приезжал автобус Красного Креста с украинской стороны и забирал их, – рассказывает Виталий.
По словам военнослужащих, самым радостным событием была победа и то, что в их подразделениях никто не погиб:
– У нас трагедий не было, мы вышли хорошо. Было радостно, когда они все сдались и вышли. А нам командование сказало: «Все, пацаны, едем домой!»
После окончания Дебальцевской операции и побывки дома наши герои вернулись на службу. Пришлось и на блокпостах постоять, и врагов пострелять, и тяготы военного быта прочувствовать.
– Конечно, в полевых условиях жить сложно. Особенно, когда вот такая погода – метель, мороз. Были ситуации, когда и костер нельзя было разжечь. Это очень тяжело. В основном, еда-вода были всегда, но однажды пару дней пришлось посидеть вообще без ничего – не могли нам доставить вовремя. Ситуации-то разные бывали: где-то обстрелы, где-то еще что. Жители местные поддерживали нас, их там немного было, в основном старички, – говорит Максим.
Но несмотря на все тяготы и лишения, отсиживаться дома уже не хотелось.
– Я, наоборот, после окончания этой операции просился еще в какие-нибудь опасные места. Самое первое боевое крещение было таким, что после уже ничего не боялись, – отмечает отец двоих детей Виталий.
Наши военные не верят в мирное разрешение конфликта. Ведь у многих на этой войне погибли родители, дети, друзья…
– Миром не получится. У меня напарник погиб. Мы вместе с ним на «Яновке» работали, ему лет 18–20 было, в районе 160-й шахты (около Миусинска) он в плен попал. Убили его. Конечно, это тяжело осознавать: вот только общались, сидели вместе, и через несколько часов ты узнаешь, что его уже нет, – с горечью в голосе говорит Максим.
– Я бы не простил, – добавляет Виталий.
В Дебальцевской операции принимало участие много краснолучан, большинство из них, также как и наши герои, до сих пор служит в рядах Народной милиции ЛНР, но вспоминать то тяжелое время и рассказывать о нем военнослужащие не стремятся. Однако, пройдя тяжелые испытания, увидев смерть близких, испытав страх, мужчины не собираются отступать.
– Кто ж тогда будет, если я брошу?! – говорит Виталий.
Только в 2017 году наши герои получили медали «За Дебальцево», Виталия командование наградило еще и медалью «Участник боевых действий», а Максиму вручили медаль «За отличие в службе».
Хочется сказать «спасибо!» героям нашей статьи и всем тем, кто не страшась смерти, стоит на рубежах нашей республики и в любой момент готов рискнуть собой ради других.
Марина ПЛУГОВАскачать dle 11.3
Оставить комментарий
  • Комментируют
  • Сегодня
  • Читаемое
Мы в соцсетях
  • Вконтакте