Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Я безумно по ним скучаю…

Война забрала у Анны Чичиной двух самых дорогих мужчин – мужа и брата. Глеб Красильников и Вадим Чичин служили в третьем Станичнолуганском батальоне ВДВ ДШБ Министерства обороны ЛНР. Глеб был стрелком, а Вадим – командиром отделения и снайпером. Погибли они 9 июля 2014 года в бою за аэропорт Луганска. Союзом десантников России посмертно награждены медалями «За верность долгу и Отечеству».
Сшей мне российский флаг
– Я старше Глеба на 8 лет, поэтому в детстве много с ним нянчилась. Помню, как усердно качала коляску, а он кричал не замолкая; как подшучивала над ним в стиле «за-крой глаза – открой рот», а он, доверчивый, постоянно велся. После замужества я переехала в Станицу Луганскую. Глебчик любил приезжать в гости, с удовольствием нянчил мою дочь Киру. У нас был молодой дядя, но очень ответственный, гораздо надежнее, чем я в свое время (смеется), – вспоминает Анна.
Глеб жил и работал в Красном Луче. Он выучился на автомеханика, отслужил в армии в танковых войсках, а по возращении устроился работать на СТО. Любовь к технике передалась парню от отца. У друзей он был незаменимой палочкой-выручалочкой. Всегда первым спешил на помощь, если их машина не завелась, или колесо поймало гвоздь. С сестрой даже на расстоянии поддерживал тесную связь. Хорошие дружеские отношения сложились и с зятем Вадимом. Он стал для Глеба старшим товарищем, а позже, в боях, – наставником и опорой.
То, что происходило на Майдане в 2013-2014 годах, Анна до сих пор вспоминает с возмущением:
– Мы, как и многие тогда, пристально следили за ситуацией и не могли поверить, что всё это на самом деле. Как можно целый регион за людей не считать?
В Красном Луче волнения начались немного раньше, чем в Станице. Глеб в подробности не вдавался, а тут вдруг звонит мне и просит: «Сшей мне российский флаг. Очень надо. И чтоб как можно больше». Так я и догадалась, что он в ополчение пошел. Флаг я брату до-стала. Не пошила, конечно, знакомые из России привезли. Мы жили всего в 12 километрах от границы, так что труда мне это не составило, а Глеб очень довольный был – угодила ему, самый модный в городе был (смеется).
А для мужа моего толчком к действию стала трагедия в Одессе в Доме профсоюзов. Помню, проснулась среди ночи, а его нет. У нас был свой частный дом, и во дворе – мастерская Вадика. Он был капитаном милиции и увлекался охотой, поэтому оружия у него было много. Так вот там я его и нашла. Он достал все свои ружья, сидел и заряжал.

Кто, если не мы?
Чтобы хоть как-то обуздать свое волнение за близких людей Анна уговорила брата перебраться в Станицу. Там тоже хватало блокпостов, а ей было спокойнее, что Глеб – горячий, вспыльчивый и решительный – под присмотром опытного офицера:
– Глеб давно был самостоятельным, сам себя обеспечивал. Наша мама жила в Киевском районе Донецка, недалеко от аэропорта. Несколько раз снаряды попадали в ее дом. От осколков стекла у нее на лице даже остались шрамы. Она очень переживала за сына, но в тоже время гордилась тем, что он встал на защиту Родины.
Много людей тогда ополченцам помогали и продуктами, и деньгами даже, несли все подряд, кто что мог. Вадим с Глебом на блокпостах днями и ночами пропадали. Поначалу тихо было, никто ж не думал, что всё перерастет в самую настоящую войну. Я надеялась, попугают и оставят нас в покое. А когда с самолетов бомбить начали… Вот это было действительно страшно! Много невинных людей пострадало, кошмар, что творилось. У Глеба всю машину осколками побило, когда они мирных жителей вывозили.
Ситуация накалилась. Анну с маленькой дочкой отправили в Россию к знакомым. Правда, не далеко, всего лишь через границу. Там даже «Киевстар» работал – чтобы позвонить мужу и брату, женщина взбиралась на бугор повыше. Она умоляла их, пусть не бросить рискованное дело, но хотя бы отдохнуть несколько дней. Оба парня были сильными и крепкими, но от недосыпания и недоедания сильно исхудали. Три месяца важным заданиям не было конца, и вот Анна не выдержала: «Почему именно вы?» А в ответ получила категоричное: «А кто, если не мы?»

Тревожное предчувствие
– Снится мне сон: мы с мужем возвращаемся домой, в наше село, а дома нет, ничего нет, даже забора. Просто равнина, и вся земля вспахана. Я поворачиваюсь к Вадику и говорю: «Как это так, мы уехали ненадолго, доверили соседям ключи, а они наш дом под разборку продали, да еще и землю вскопали!» И иду по тропинке к соседскому дому, разбираться. А запах сырой земли настолько сильный, что аж дурно… Вижу соседа и начинаю с ним ругаться: «Что вы натворили? Вещи хоть оставили?» Поворачиваюсь, а в углу мешки белые стоят. Я к ним, достаю оттуда любимый свитер мужа… и просыпаюсь в холодном поту. А ровно через девять дней мне позвонили...
В этом ужасном сне не было никакого упоминания о брате. Поэтому плохое предчувствие Анна связывала только с супругом. Но, к сожалению, оба самые дорогие в ее жизни мужчины сложили головы.

Что? Оба?
Глеб и Вадим все чаще ездили на задания в Луганск. В очередной раз они позвонили Анне и предупредили, что не выйдут на связь несколько дней. Им предстояло принять участие в боях за аэропорт. Возможно, ребята что-то чувствовали, возможно, просто переживали, но в разговоре с ними Анна почувствовала нотки прощания. Они всеми силами скрывали волнение, а она старалась не подпускать близко к сердцу тревогу, ведь мужчины дали понять, что от нее ничего не зависит.
– Когда я их отговаривала, Глеб отмахнулся, чтоб я больше ему такого не говорила. А когда Вадиму заявила: «Ты о нас подумал?» – он сказал: «Ничего, ты баба крепкая, справишься!» – поцеловал и пошел… Что я могла возразить?
Прошли обещанные несколько дней, и Анна стала обрывать телефоны своих мужчин… Но безрезультатно. И вот, звонок… Однажды она уже пережила шок от подобного известия, которое, к счастью, оказалось ошибкой.
– Моему мужу дали позывной Чичен, из-за фамилии. У парня на соседнем блокпосту был похожий. Когда тот погиб, по ошибке сообщили мне. Описать мое состояние трудно… Но буквально тут же позвонил Вадим и как ни в чем не бывало спрашивает: «Как вы там?» Но на этот раз мне не повезло…
– Их больше нет, – раздалось на том конце провода.
– Что значит «их»? Они что – оба?
– Да, оба...
Тот, кто сообщал несчастной вдове и сестре эту жуткую новость, был очень предусмотрителен. Для начала оповестил знакомых Анны, у которых они с дочерью остановились, чтобы люди были готовы к ее реакции. Те вызвали скорую, и специалисты вовремя оказали профессиональную помощь.
– Насколько мне известно, – продолжает Анна, – они погибли уже после того, как нацбатальоны были выбиты с территории луганского аэропорта. На помощь нашим ребятам приезжали ополченцы ДНР. Когда они свою задачу выполнили, наши провожали дончан обратно и попали под обстрел. Говорят, что все было внезапно, и они просто не успели оказать сопротивление. Погибло почти все подразделение – семь человек. Вадим и Глеб были в одной машине. Им очень сильно досталось. У мужа был поврежден череп, а Глебу разворотило полтуловища. Вадим умер на месте, а брат смог дотянуть до больницы и скончался уже там.

Похороны по телефону
На таможне Анну, спешившую на похороны родных людей, не пропустили. Это был разгар боевых действий. Добраться куда-либо было невозможно. Тела погибших ребят не смогли отдать родственникам, поэтому похоронили бойцов на базе подразделения – в Станице. На тот момент Станица Луганская была еще под контролем ЛНР. На похороны удалось попасть только матери Глеба. Ополченцы организовали ей сопровождение из Донецка и обратно.
– Я могла участвовать в похоронах только по телефону. Мама набрала меня, и я слышала всё, что там происходило. Вскоре мы с дочерью уехали в Крым. Кира пошла во второй класс. Но долго я не смогла там жить. К концу 2014 года мы вернулись в Красный Луч и сейчас живем в квартире Глеба.
В Станице остались дом, имущество. Но туда, даже на могилу близких, мне дорога заказана. Мы бы хотели вернуть бойцов на родину, но пока это невозможно. В Луганске на кладбище рядом с могилами павших героев установлены стелы тем, кто похоронен за пределами ЛНР. Мы ездим туда каждый год, но на самих могилах за пять лет я ни разу не была.
Я безумно скучаю по Вадику и Глебу. Напоминанием о муже у меня осталась дочь, а брат нам никого не оставил. Ему было всего 25. Такой молодой. Так много не успел…
Виктория Гапонова
скачать dle 11.3
Оставить комментарий
  • Комментируют
  • Сегодня
  • Читаемое
Мы в соцсетях
  • Вконтакте