Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Эта война – за восстановление исторической справедливости!

Так считает майор Сергей Яворский – начальник службы радиохимической и биологической защиты артиллерийской бригады № 10 Народной милиции ЛНР.
Сергей Николаевич с первых дней был участником вооруженного конфликта в Донбассе, в числе добровольцев участвовал в штурме Донецкой ОГА, в качестве волонтера ездил в Славянск, а позднее вступил в ряды ополчения, став защитником родной земли.

Я не собирался становиться военным

Первый шаг был сделан 26 февраля 2014 года – в этот день Сергей Николаевич прилетел в Донецк из Москвы.
– Я уроженец Донецка, но до 2014 года много лет проживал в Москве, в последнее время работал там копирайтером в одной из IT-компаний. Естественно, как все тогда, следил по новостям за событиями, разворачивавшимися в Киеве. Появилось огромное желание выразить свой протест в ответ на то, что пропагандировал Майдан. 1 марта собиралась Русская весна, и я полетел в Донецк, – вспоминает военнослужащий.
Сергей Николаевич рассказывает, что сразу попал в гущу событий, став участником штурма Донецкой облгосадминистрации:
– Конечно, о том, что события будут развиваться таким образом, не мог даже предположить, все случилось неожиданно и стихийно. Но отказаться от этого желания не возникало, ведь я получил образование в советской школе, у меня, наверное, где-то на генном уровне заложено неприятие бандеровцев и всей западной идеологии.
После этого молодой человек едет домой, но снова возвращается в Донбасс, уже в качестве волонтера, везя гуманитарный груз в Славянск, где на тот момент развернулись ожесточенные бои.
– Там в это время уже многие дома были разбиты, тяжелая артиллерия и минометы работали именно по городской застройке, – вспоминает военнослужащий.
Увидев воочию ужас, творившийся в Славянске, Сергей Яворский принимает решение идти в ополчение и участвовать в данном военном конфликте уже в качестве защитника.

Это мог быть последний момент
– Однажды в Зоринске, в школе, я попал под обстрел. До сих пор не понимаю, что это было: «Ураган», кассета, или 152-мм снаряды. И пяти минут не прошло, как мы приехали и зашли в здание школы, – и вдруг начался обстрел. Падает одно перекрытие, второе… Я лежу, делаю вдох и вдыхаю всю эту строительную пыль. Сразу легкие забиваются, не могу дышать… Не видно ничего. Кто-то сзади меня трогает, спрашивает: «Живой ли?», – а я не могу и слова сказать, а сам думаю: «Как я отсюда выбираться буду?» Потом откашлялся, ответил: «Живой, живой!» Тогда чудом никого не зацепило. Машины только кирпичами побило, а все люди живы остались.
Но ощущения страха не было – ты просто не осознаешь всей опасности. Только спустя время понимаешь, что это мог быть твой последний момент, – задумчиво говорит Сергей Николаевич.

В Дебальцево – в составе артиллерийской бригады
С 1992 по 1994 год Сергей Николаевич проходил службу во внутренних войсках Национальной гвардии Украины, поэтому с военным делом и оружием был знаком.
– Но как стрелять из «Градов», я же не знал и в людей никогда не стрелял, – уточняет майор.
– В Дебальцево мы ехали уже в составе артиллерийской бригады Народной милиции. Я служил в артиллерийском батальоне «Заря» – это было самое бое-способное подразделение в Луганске на то время. Думал остаться на пару недель и уехать в Донецк, но так сложилось, что до сих пор служу в ЛНР.
На тот момент я служил помощником командира бригады по физической подготовке. 22 января мы выдвинулись в сторону Дебальцево, 23-го приехали в Стаханов. Управление развернуло штаб в Стаханове, а дивизионы заняли позиции вдоль линии боевого соприкосновения – в районе Светлодарской дуги, Чернухино. Наша задача была подавлять огневые точки противника, устранять необходимые цели – колонны вражеской техники и т. д.
Мы понимали, что взятие Дебальцево и выравнивание линии фронта лишает ВСУ быстрой стратегической возможности отсечь ЛНР от ДНР. Но понимали на уровне не стратегической мысли военного планирования, а исходя из чувства, что за нами правда – наша правда, и наша земля.
Поэтому работали тогда ребята на износ, ведь чего стоило доставить снаряды, разгрузить, зарядить! Масштаб боев можно было оценить только по количеству снарядов, выпущенных одной нашей бригадой – до 80 тонн в сутки! Это была тяжелая работа, да еще и под ответным огнем. Но мы справились. Ведь тогда был сильный патриотический подъем, люди шли на войну, потому что хотели отстоять свою правоту.

На войне видно, кто есть кто
Сергей Яворский считает, что в экстремальных условиях как нигде лучше видишь, кто из себя что представляет. Каждый человек войну воспринимает по-разному – для кого-то это игра в стрелялку, а для кого-то – реальное горе.
– В мужском коллективе не принято показывать свои эмоции. Конечно, бывали моменты, когда кто-то не сдерживался, но это жизнь. Для всех нас война стала неотъемлемой частью жизни, и от этого никуда уже не денешься.
Чувство несправедливости, причём вопиющей несправедливости в большинстве своём, толкнуло людей взять в руки оружие. Любая война – это покалеченные души, грязь, кровь, горе и боль, а гражданская тем более. Но отдать свою землю, за которую положили жизни наши предки, храмы, в которых они обращались к Богу, и язык, на котором они молились, на поругание – это предать их и себя. Кем бы мы были после этого – иудами, иванами не помнящими родства?!
Мне кажется, эта война – за восстановление нашего человеческого достоинства и исторической правды.

Лучших людей я встречал на войне
– Люблю Хэмингуэя почитать, по-моему, у него есть такое изречение: «Лучших людей я встречал на войне». Не каждый пойдет на войну не за деньгами, не за славой, а ради восстановления справедливости. Много людей было, которые на чистом патриотизме шли в самое пекло. И зачастую это были удивительные, неординарные личности – я до сих пор общаюсь с товарищами, которые в тот момент поразили до глубины уши. Служил у нас один такой, у него хобби – охота за метеоритами! Был еще один – музыкант, помню, в Луганске сидели, света не было, укропы долбили по городу минометами, а он на трубу котельной взбирался и на перуанской флейте играл. Это было одновременно и зловеще, и удивительно! В обычной жизни я бы, наверное, их не встретил, – делится воспоминаниями военнослужащий.
Но и сам майор Яворский оказался личностью многогранной. До войны он писал стихи – только тогда это была любовная, философская лирика, а сейчас – военная:
Мы сомкнули кольцо.
Эхом залпов орудий
Хрипло дышит январь
На донецкую степь.
И играя с судьбой,
Без особых прелюдий
Ты готов был остаться,
Чтобы здесь умереть.
Среди скифских земель
И безмолвных курганов
Где-то в самом конце
Этой грязной зимы.
В острие контратак
Из нависших «карманов»,
Отражая в глазах
Все безумства войны.
Эти строки, написанные в 2015-м, автор посвятил воинам, павшим в боях за свободу Донбасса.

Войну нужно заканчивать
Военнослужащие Народной милиции ЛНР как никто понимают, что эту войну пора заканчивать, ведь страдает мирное население, и что самое страшное, – дети. Но свои позиции и убеждения ребята, прошедшие Славянск, Углегорск, Дебальцево и другие горячие точки, готовы отстаивать до конца.
– Нужно выстраивать мирную жизнь и договариваться. Хочу сказать лишь одно: нам чужого не надо, но и свое мы не отдадим! – твердо говорит Сергей Яворский.
Марина ПЛУГОВА
скачать dle 11.3
Оставить комментарий
  • Комментируют
  • Сегодня
  • Читаемое
Мы в соцсетях
  • Вконтакте