Авторизация все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать
 

Комментарий полномочного представителя ЛНР на Минских переговорах Владислава Дейнего

Проект протокола заседания Контактной группы, Минск, 26 марта 2020 года
Проект регламента работы Контактной группы

Украинская сторона 26 марта 2020 сорвала принятие официальных решений Контактной группой по всем обсуждаемым вопросам.
Для полного понимания всей значимости решений Контактной группы, предложенных в проекте протокола к заседанию 26 марта 2020 года, и степени ответственности украинской стороны за срыв принятия этих решений, я считаю, каждому будет полезно составить представление о сути вопросов по позициям опубликованного нами проекта протокола.
Давайте разберём каждую из них.
1. Об обмене удерживаемых лиц
Украинская сторона ещё на этапе выполнения обязательств, закреплённых в протоколе заседания от 11 марта, начала "шельмовать" со списками на обмен удерживаемых Киевом лиц. Несмотря на направленные ЛНР и ДНР списки людей, полностью подготовленных нами к обмену, представители Украины сами за нас произвольно заменили некоторых из этих людей на другие, более приятные им фамилии, которые мы даже не подтверждали. А списки украинской стороны вдруг оказались не списками для обмена, а просто "списками установленных лиц", которые неизвестно ещё могут ли быть отданы Украиной. При этом из заявленного Украиной вначале количества в 51 человек списки "рассосались" до 16 человек.
В итоге в ходе бурного обсуждения на видеоконференции на стол лёг список тех, кого можно обменять уже сейчас. 19 человек были готовы отдать Республики уже 29 марта 2020 года, 16 человек могла бы отдать Украина. Но даже этот список Украина отказалась скрепить своими подписями, и теперь эти люди продолжат находиться в местах лишения свободы до тех пор, пока Украина не накопит достаточное количество политической воли, чтобы поставить свою подпись под согласованным списком и забрать своих людей, отдав нам наших.
2. О разведении сил и средств
По договорённости, зафиксированной в протоколе от 11 марта, признавая отсутствие перспектив прийти к согласию по внесённым ранее сторонами конфликта предложениям по возможным участкам разведения (по три участка от ЛНР, ДНР и Украины), сторонам было поручено представить дополнительные предложения по компромиссным участкам. ЛНР и ДНР направили каждая по два дополнительных участка, Украина повторно направила ранее внесённые и отвергнутые предложения.
Таким образом, де-факто пригодными к обсуждению оказались четыре участка, предложенные Республиками. Любопытно, что украинская сторона на видеоконференции рабочей группы по вопросам безопасности не отвергала их приемлемость.
Мы были готовы зафиксировать это решение в протоколе и дать поручение рабочей группе по вопросам безопасности к следующему заседанию 8 апреля подготовить соответствующий проект приложения к Рамочному решению Контактной группы от 21 сентября 2016 года по всем четырём участкам с тем, чтобы подписать это приложение уже на следующем заседании Контактной группы.
Однако украинская сторона предпочла поставить ультиматум, заявив, что будет рассматривать наши компромиссные предложения, которые приемлемы для Киева только при условии, если мы будем рассматривать и согласимся на какое-то из прежних предложений Киева, которые были признаны как нерабочие всеми участниками переговоров 11 марта, включая ту же Украину. В результате, вместо скорого разведения даже не на трёх, а на четырёх участках, не получилось ни одного.
3. О дополнительных мерах по обеспечению устойчивого режима прекращения огня
Комментарий по данному вопросу был дан ещё вчера вместе с проектом заявления о поддержке режима прекращения огня реальными мерами, обеспечивающими его выполнение.
Те же меры содержались и в проекте протокола, который отказались подписать представители Киева. В значительной части они присутствовали ещё в заявлении Контактной группы от 17 июля 2019 года, которым был введён бессрочный режим прекращения огня, действующий с 21 июля 2019 года. Однако без скрепления этих обязательств подписями сторон конфликта и посредников они не давали должного эффекта, поскольку вооружённые формирования Украины саботируют их выполнение.
Были предложены и некоторые дополнения к данным мерам. Например, в части организации прямого взаимодействия Республик и Украины, чтобы оперативно реагировать на факты нарушения режима прекращения огня. Подписание такого решения могло существенно улучшить контроль над ситуацией на линии разграничения и снизить степень угрозы населённым пунктам, мирным гражданам и объектам инфраструктуры вблизи линии разграничения, которые практически ежедневно подвергаются обстрелам с украинской стороны.
Подписывать их украинцы отказались.
4. Об открытии контрольных пунктов въезда-выезда в населенных пунктах Золотое и Счастье
В этой части, как ни странно, была некоторая поддержка наших предложений украинской стороной. Суть предложений ясна из текста этого раздела проекта протокола. И украинская сторона дополнительно предложила разумные меры по синхронным симметричным шагам на местности, что было нами поддержано с просьбой о предоставлении взаимных гарантий безопасности для проведения необходимых работ.
Однако письменное оформление таких взаимных обязательств и фиксация их в протоколе, на который можно было бы сослаться в случае нарушений, были отклонены Украиной.
5. О мерах по восстановлению социально-экономических связей
Снятие экономической блокады было задекларировано Украиной сразу же после выборов президента. Однако конкретное предложение поручить группе по вопросам экономики и восстановления в чёткие сроки разработать дорожную карту восстановления социально-экономических связей, чтобы начать предметную работу по данному вопросу, было воспринято представителями Украины негативно. Основной аргумент – непонятен объем работы, поэтому не надо ставить никакие сроки её завершения. Письменно фиксировать такие поручения тоже не надо. Иметь более-менее чёткое понимание, когда и каким образом может быть полностью снята блокада – тоже преждевременно, ибо совсем не известно, сколько для этого потребуется времени. Лучше просто поговорить об этом. Самое главное – без письменных обязательств и без необходимости хотя бы предварительно назначать возможную дату снятия блокады, которую при необходимости можно было бы и подкорректировать. Пусть читатели судят сами.
6. О Консультативном совете
Ввиду того, что Украина радикально изменила свою точку зрения по вопросу Консультативного совета, который мог бы стать площадкой для прямого диалога авторитетных представителей гражданского общества по обе стороны линии соприкосновения, и отказалась от обязательств, зафиксированных в пункте 4 Протокола заседания Контактной группы от 11 марта 2020 года, мы предложили украинской стороне хотя бы продолжить выполнение согласованных её президентом ещё 9 декабря прошлого года обязательств по политическому урегулированию. В частности, представить на обсуждение Контактной группы свои письменные предложения по порядку и процедуре согласования с представителями Республик целого ряда политических и правовых аспектов предоставления Донбассу особого статуса в соответствии с Минскими соглашениями. Не говоря уж о самих проектах законов, необходимых для политического урегулирования или хотя бы их перечне. Разумеется, подписывать такое предложение украинцы не стали.
Как и по другим вопросам, отказ Украины от письменной фиксации обязательств по конкретным шагам, направленным на реализацию политической части Минских соглашений, оформления их протоколом за подписями всех участников переговоров заблокировал на данном этапе этот критически важный для мирного урегулирования конфликта сегмент работы.
7. Об утверждении регламента Контактной группы
В отсутствие регламента эффективно организовать работу Контактной группы предельно сложно. Об этом говорит весь шестилетний опыт работы. Превышение предела критической массы этих проблем явно проявилось в ходе заседания 26 марта 2020 года — принятие решений заблокировано одной из сторон по большей части по причинам отсутствия норм, однозначно определяющих способ подготовки, принятия и фиксации решений. И это не единственный аспект, требующий упорядочивания работы такого важного для разрешения конфликта на Донбассе органа, как Минская Контактная группа и её рабочие группы.
Проект регламента — приложение 3 к протоколу мы также публикуем, чтобы каждый мог ознакомиться и составить своё мнение, оценить его сбалансированность и разумный подход, а заодно подумать, чем он мог не устроить украинскую сторону.
Принятие регламента позволило бы уйти в принципе от коллизий по формальным поводам и интенсифицировать работу Контактной группы по сутевым вопросам.
Надо ли говорить, что не только принятие решения, но и обсуждение этого предложения также было заблокировано украинской стороной.
До обсуждения вопросов 8 и 9 проекта протокола дело не дошло. Системное затягивание обсуждения представителями Украины, постоянные хождения по кругу, игра словами, вольная интерпретация уже подписанного 11 марта в Минске протокола заседания, попытки Украины превратить заседание Контактной группы в заседание той или иной её подгруппы, которые далеко не всегда удавалось пресекать, дали предсказуемый результат — заседание продлилось более 10 часов и закончилось ничем в 22:45.
Полномочный представитель ЛНР на Минских переговорах,
министр иностранных дел ЛНР
Владислав Дейнего
скачать dle 11.3
Оставить комментарий
  • Комментируют
  • Сегодня
  • Читаемое
Мы в соцсетях
  • Вконтакте